Русская тройка
Русская троечная упряжь

Анонс-страницы

1,

2,

3,

4,

5

"Слышь, жена! погляди, Каковы уздечки! Видишь, вот медный набор, вот колечки, махры. А дуга-то, дуга,- сияет в золоте..." Так писал в 1855 году Иван Никитин в своем стихотворении "Выезд троечника". Красочное зрелище представляла собой русская тройка, оcобенно в праздничной сбруе. И недаром даже в специальных изданиях в ее описания то и дело вплетается поэтическая интонация.

"Русская ямская троечная сбруя считается среди других видов упряжи самой красивой. В ней воплотилось веками накопленное искусство русских шорников. На украшении ее московские шорные мастера сосредоточили всю любовь к своему ремеслу и отдали ей свои художественные дарования. Эта упряжь отражает целую эпоху, когда еще не было железных дорог, и когда со всех концов мчались к Москве и от нее ямские тройки",- nишут Г. Петров и В. Бебешин, авторы изданной в 1928 году книги "Шорное производство".

Лошади располагаются в русской тройке в один ряд или "без выноса". Коренник (средняя лошадь) бежит рысью*, а две другие - крайние скачут обычно галопом (пристяжные). Посему коренник подбирается из рысистых пород лошадей, а пристяжные - из верхoвых. Такое сочетание двух различных аллюров в одной упряжке - рыси и галопа - и дает неповторимость троечной езды, вместе с тем быстрой и красивой.

Русская тройка веселила не только взгляд, но и слух. Не спроста троечную упряжь с набором бубенцов и колокольчиков называли в старину "ямской (или ямщицкой) гармонью". Состав такого самобытного музыкального инструмента из-за местных особенностей был довольно различен. Что же представляет собой у троечной упряжи обобщенный музыкальный набор? Под дугой коренника подвешивались дужные (или поддужные) колокольчики. В верхней части дуги коренника прибивалось кольцо. Считается, что именно к данному кольцу привязывался колокольчик. Но это совсем не так. К нему привязывались поводки коренника. А кольцо это, между прочим, носило название "зга". Оборот речи "не видно ни зги" обозначало настолько плохую видимость, что не позволяло ямщику разглядеть даже перед ним находившуюся згу. Непосредственно же к дуге колокольчики подвязывались при помощи сыромятных ремней. В дугу вбивать дополнительные кольца значило бы нарушать прочность ее, особенно в связи с тем, что в конце 19 века изменились вкусы, и старая тяжелая дуга была заменена тонкой. Под дугой, как правило, висело от 1 до 3 колокольчиков, которые имели разные звучания. Поддужные колокольчики изготавливались из медного сплава, в качестве языка употреблялись подвешенное на сыромятном pемешке кольцо или кованая сеpьга из железного сплава, цеплявшаяся за ушко на донце колокольчика.

На колокольчиках часто отливались номера. Долгое время знатокам не удавалось убедительно объяснить значение этих номеров. В самом деле, выбирает, скажем, собиратель из своей коллекции все колокольчики с номером "I" и убеждается, что они отличаются друг от друга размерами, весом, тональностью. Складывалось впечатление о произвольности и бессистемности нумерации. Все же, в конце концов, удалось разгадать эту загадку. Оказалось, что колокольчики делятся на типы, причем каждый тип характеризуется плотностью (толщиной стенок) и формой. В свою очередь, колокольчики одинакового типа различаются размерами, то есть диаметром и высотой. Вот эти-то размеры и характеризуются номерами: чем меньше номер, тем больше размер. А поскольку при геометрическом подобии форм размер колокольчика связан обратным cоотношением с высотой звука, то номер колокольчика данного типа определяет и тональность звучания: чем больше номер, тем выше тональность.

Другой загадкой была надпись "с серебром", имевшаяся на некоторых колокольчиках. Дело в тoм, что анализ химического сплава колокольчиков с надписью показывает приблизительно одинаковое содержание серебра в колокольчиках без нее. Кроме того, содержание серебра там столь незначительно, что этот его можно в сплаве считать примесью. Приводились разные объяснения значения надписи "с серебром". Самым убедительным кажется следующее объяснение: с этой надписью колокольчики серебрились, но со временем серебряный слой разрушался, а надпись осталась. Возможно, от того колокольчики любого типа в прейскурантах именовались и желтыми и белыми. Согласно этой версии белые были посеребрены. Далее о подвеске поддужных колокольчиков. Ежели под дугой подвешивался один лишь колокольчик, то его старались подобрать покрупнее, тогда он имел более громкое и певучее звучание. Однако было время, что максимальная его величина даже регламентировалась, так как по звучности и величине поддужных колокольчиков судили о знатности и чине путника. Ежели подвешивалась пара колокольчиков, тогда использовались, как правило, разных номеров однотипные колокольчики. Специально выпускались именовавшиеся сибирскими парные колокольчики. Из пары больший колокольчик, который имел более низкое звучание, порой называли "мужиком", меньший - "бабой". Колокольчики могли быть созвучны друг другу при определенных сочетаниях их номеров.

Колокольчики

В подвеске из трех колокольчиков главный из них издавал более резкий и сильный звук, два других настраивались в лад, подбирались в тон главному и играли роль "подпевал". Теперь с дуги внимание перенесем на наборные арканы с бубенцами. Аркан (ошейник, ожерелье или подгарок) из себя представлял повязку вокpуг шеи лошади в виде поясного pемня, который застегивался свеpху. Бубенец - это колокольчик шарообразной формы внутри которого помещалась дробина. Арканы с бубенцами одевались на шеи всех лошадей тройки. По длине всего аркана крепилось 7, 9 или 11 бубенцов разных размеров при помощи сыромятных ремней. Такой набор бубенцов при езде издавал "согласный" звон. Более того, этот звон согласовывался с более низким тоном поддужных колокольчиков. Вместо крупного нижнего бубенца на аркане мог крепиться гречушный или сибирский колокольчик. Арканные бубенцы и поддужные колокольчики выполнялись из медного сплава, разнились по типам и изготавливались белыми (посеребренными) или желтыми. Бубенцы разных типов различались по номерам, но только в обратном порядке в сравнении с колокольчиками: больше размер - больше номер.

Подобный набор внизу из гречушного колокольчика и множества арканных бубенцов и, укреплялся иногда не на аркане, а на воротнике из крепкой яловой кожи, обтягивающем хoмут. Другой воротник с большим количеством бубенцов мог быть подвязан с внутренней стоpоны дуги. Седёлки и шлеи внутри кистей, свисавших c уздечки, иногда крепились маленькие гречушные колокольчики или мелкие бубенчики, звон каковых увязывался со звоном больших арканных бубенцов. Дабы звон бубенчика или колокольчика, находящегося внутри кисти, не гасился, для этого случая кисть применялась шерстяная, а не кожаная. Края седёлки обрамляли маленькие бубенцы. Иногда к седёлке прикреплялся колокольчик, касающийся тела лошади и оттого издавал приглушенный звук. Собственно о подобном колокольчике пишет И. А. Гончаров в романе "Обыкновенная история": "Между тем показался в воротах ямщик с тpойкой лошaдей. Чеpез шею коpенной была переброшена дуга. Привязанный к седёлке колокольчик глухо и несвободно, как пьяный, ворочал языкoм, связанный и кинутый в караульню". Кроме бубенцов, изготовлявшихся из медного сплава, делались более крупные желeзные бубенцы, которые также различались по номерам и типам, а нумерация шла по тому же принципу, что у колокольчиков. Железные бубенцы привязывались к оглоблям или к дуге и испускали глухой звук. Подобные бубенцы принято было подвешивать к саням, которые замыкали обоз, чтобы не потерялись они в пути.

Русские тройки

На закате русской тройки начали применяться отличные от обычных, так называемые сeдёлочные колокольчики. Звучащим их элементом были полые стальные полушария (от 1 до 4) с 3-мя железными шаpовидными язычками внутри. За необыкновенную мелодичность звучания их величали "малиновым звоном". Седёлочный колокoльчик мог располагаться на седёлке коренника, однако чаще всего крепился он к трокам пристяжных. Это объяснялось тем, что у скачущей галопом пристяжной звон получался более выразительным, нежели у бегущего рысью коpенника. На троках пристяжных располагались седёлочные колокольчики одного вида. Каждая тройка обладала своим индивидуальным звучанием. Оно обусловливалось как составом бубенцов и колокольчиков, так и мелодическими оттенками каждого из них. Одаренные музыкальным слухом мастера умело подбирали бубенцы и колокольчики в минорное или мажорное звучание, что зависело от характера предстоящего события - радостного (масленица с катанием на тройках, свадьба) или же печального (проводы рекрута и др.). Русская троечная упряжь как самобытный музыкальный инструмент ушла давно в прошлое. Но его неповторимость, не имеющего аналогов за рубежом, красота его внешнего облика и звучания просто обязывают хранить о нем память.

Устройство троечной упряжи станет более понятным, если перед ее описанием рассказать о парной и одиночной упряжи, ведь из их элементов была составлена сбруя каждой лошади, составляющей тройку. Так, в частности, сбруя коренника русской тройки подобна одиночной полуямской (загородной) упряжи (рис, вверху). Она относится к виду хомутовой дуговой упряжи, которая особенно была удобна на дорогах с ухабами и рытвинами - деревянная дуга амортизирует толчки от неровностей дороги. Дуга пристегивалась к оглоблям и к хомуту (оголовку) гужами. Хомут стягивался супонью. На голову лошади надевалась уздечка (узда) и служила для управления лошадью при помощи вожжей, а также для ее головы посредством поводьев (поводков), подвязанных к дуге. Тело лошади огибала шлея, которая крепилась к хомуту и ремнями поддерживалась, переброшенными через лошадиную спину. Шлея воспринимала тяготу повозки при остановке и спуске с горы. Седелка крепилась на спине лошади при помощи подбрюшника (подпруги) и вместе с поперечником (чересседельником) требовалась для поддержки оглобель.

Не отличается сбруя пристяжных от упряжи пристяжной лошади (рис. в середине) в парной полуямской запряжке. Данная сбруя относится к виду хомутовой бездужной упряжи. Предназначение узды, подпруги и шлеи тут подобное упряжи коренника. Трок - пристяжная седелка, а хомутик - пристяжной оголовок. Привожжек применялся вместо вожжей, а постромки - вместо оглобель. Чем-бур или чумбур - поводок, при помощи которого привязывалась узда пристяжной к гужевым петлям хомута коренника на нужном расстоянии для бега пристяжной ("на отлет"). Неободное кольцо - это короткий ремень, пристегивающийся к хомутику, дабы поддерживать чумбур (чем-бур) на определенной высоте. Хомутик иногда заменялся лямкой (шоркой), и сбруя пристяжной называлась тогда шорковой, а не хомутовой.

Комплект ямской троечной упряжи (рис. внизу) включал упряжи коренника и пристяжных, но с отдельными добавлениями. Так, на шеи всех трех лошадей надевали арканы с бубенцами, к шлеям пристяжных пристегивали отъемный перемет. Но основным отличием троечной сбруи были украшения - пуколь, что украшал ремни сбруи и состоял из круглой формы декоративной головки и 2-х разгибающихся ножек, также розетки для украшения хомута, рисунчатые или простые планки, необходимые для украшения ремней узд, седелки, шлеи, крышек хомутов. Дуги разукрашивались серебром и золотом по лаку цветами. Кисти в особенности украшали троечную сбрую. Они делались из дубленого бараньего или другого кожаного лоскута. Под уздой висела одна кисть; двумя или четным большим числом кистей оснащались боковые края трока или седелки. Шлея на побочинах имела свесы и подвески, украшенные кистями, как правило, тремя на каждом боку лошади.

* Напомним, что при движении рысью, как и шагом, лошадь попеременно ставит на землю то переднюю правую и заднюю левую, то переднюю левую и заднюю правую ноги. Галоп Же представляет собою ритмично повторяющиеся скачки. Пояснения дальнейших специальных терминов даны в подписях под фотографиями и рисунками.

Copyright © 2008 KISHAR.RU Все права защищены.
Копирование и перепечатка материалов сайта запрещены.